• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарисовки (список заголовков)
14:49 

Grand bleu

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Сколько закатов и рассветов отражалось во взгляде, и сколько взглядов утонуло в рассветах и закатах острова.
Остров был миром, и я подчиняла себе этот мир, осваивая его высоты и глубины. Остров был женщиной, и мы любили друг друга как женщины, лаская друг друга на подсознательном, подкожном уровне, она гладила меня волнами, я касалась её камней подушечками пальцев, и мы проникали друг в друга. Остров был нитью, связавшей меня с человеком, чье лицо я невольно искала - и боялась встретить - в толпе. Как это было странно, никогда не встречаться на улицах такого маленького города.
Остров, полюбивший меня сразу, - едва я прикоснулась к нему ступнями, сойдя с паромной палубы, - старался показать себя с лучшей стороны. Женщина-остров знала, что море - лучшее её украшение, и демонстрировала мне все грани и переливы бесконечного водного пространства. Небо, ревнивое, не понимало нашей странной однополой любви, оно обрушило на остров тропический ливень, гневалось, хлестало наотмашь по пальмам, завидовало, прятало-укутывало в облака горделивые вершины гор. Но я говорила ему, как оно прекрасно в сумерках, глубое, бархатно-синее, единое с морем, и небо, тщеславное, сменило гнев на милость, и показывало по вечерам крупные яркие звезды. Небо и море спорили за право смотреть на меня глазами обитателей острова. Чтобы я захотела остаться с одним из этих синеглазых, загорелых мужчин, горячих и нежных, но, увы, не сумевших затронуть мою душу.
Я поднималась на горы и спускалась козьими тропами, пила воду из горной реки и ела грецкие орехи прямо с дерева, старинные города принимали меня в свои объятия и кружили в узких улочках, крохотный белый кораблик вез меня к скалам, и море, которому в тот день было весело, играло с ним, раскачивая почти до предела и бросая в меня пригоршни соленых брызг. И остров шептал: оставайся, я подарю тебе горячий белый песок и барашки облаков, я дам тебе вино из моих виноградников и мой каштановый хлеб, я дам тебе покой, которого нет на твоей холодной земле, и любовь, которую ты больше нигде не найдешь.
И подсознание отвечало, ноги прорастали в эту землю, чтобы не оторваться от неё, руки становились солнечными лучами, тело стремилось раствориться в море, но я собиралась в комок, я отвечала: не могу, но я приеду, я обязательно к тебе вернусь.
И остров искрился вслед, кажется, даже немного плакал всеми своими ночными огнями, когда я смотрела, как он удалялся за бортом парома. Синий остров. Теперь навсегда мой.

@темы: зарисовки

17:14 

01.10.2011

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Облака. Скользит легкая тень самолёта по пушистому белому полю, этой божественной широты горе невесомого хлопка, пронизанной солнечными лучами. Земля кажется крохотной, игрушечной, кукольной, хрупкой. Фиолетовое небо пылает и зовет подняться выше, выше, преодолеть стратосферу, преодолеть оболочку железной махины и пройти, как проходят во сне сквозь стену, в мир, где живут отлетевшие души.
Облака-зеркала, молочные реки с кисельными берегами. Нет, не ваши ледяные вершины, - мне нужна земля. С аккуратными черными и зелеными квадратиками полей, красными квадратиками городов, серыми лентами дорог и голубыми кляксами озёр. Здесь, над облаками, прекращает существовать время и пространство, никакие проблемы не могут назойливо терзать душу, ибо отсюда их всё равно не решить, здесь, в облаках - покой. Но зов и притяжение земли, невидимые, но такие теплые ауры ждущих тебя любимых людей - сильнее искушения остаться в этом безграничном покое.
Небо, рано или поздно придет твой черёд. Нить оборвётся, и я поднимусь выше облаков, затеряюсь в бескрайней черноте, на которую так люблю смотреть вечерами. Закрыв глаза, я говорю себе: рано. Не теперь. Я не твоя ещё, небо. Ещё не всё сделано, решено, исполнено. Тебе плевать на все земные аргументы, но я всё равно говорю - нет.
Сердце подскакивает куда-то вверх. Большая железная птица осторожно пробует ногами землю. Мягкое шуршание колёс по бетону.
Здравствуй. Я вернулась..

@темы: зарисовки

17:22 

Закрывая дверь. Ночь на 19 февраля 2011 г.

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Молча и спокойно, почти без сожаления, будто покидая отель, в котором прожила всего лишь несколько дней отпуска, будто собирая чемодан, чтобы спуститься вниз, и уехать домой, - я собираю всё, что напоминает о тебе, чтобы уехать в другую жизнь.
Когда-то я любила одну песню. В ней цыганка пела своему любимому о том, что читает свою судьбу по его ладони. Я тоже когда-то прочла свою судьбу на линиях твоей руки. Не увидела только, насколько эта линия была короткой.
Твои фотографии: теперь в коробке. Наши любимые диски: повернуты корешками к стенке – сегодня я расстаюсь с тобой, но не с любимой музыкой. Потом – когда-нибудь – я наверняка захочу их послушать. Маленькие статуэтки, безделушки, сувениры – символы наших бесконечных совместных дорог – убраны в шкаф.
Нет необходимости избавляться от моего прошлого. Мне не стыдно за него. Мне не больно за то, что ты у меня был. За эти девять лет вместе. Я просто убираю прошлое подальше, чтобы оно перестало быть болезненным настоящим. Чтобы привыкнуть к глаголу «быть» в прошедшем времени.
Комнату наполняет зимнее безжалостное солнце и музыка. Кало поёт во всю мощь “Partir ou rester”. За два месяца я слушала эту песню раз двести. Запрещала себе, но всё равно включала и слушала. И поняла в конце концов, что это правильно. Ты никогда никого не забудешь, пока запрещаешь себе думать о нём. Не сдерживай свою ярость. Не сдерживай свою боль. Прокручивай её в голове раз за разом, пока она не станет надоевшей пластинкой, пока тебя не затошнит от самой себя.
Пока ты сама себя не простишь.
Опустевшие полки сияют чистотой. Я натираю их полиролью, может быть, немного слишком тщательно. Ничем не стереть тот невидимый след, который остался от стоявших здесь фотографий. Нужно время – и музыкальный центр, включенный на режим случайного выбора, соглашается, и поёт мне “Il faut du temps”. Напоминая мне, как долго мы считали, что нам с тобой тоже «нужно время» - подумать, разобраться, всё исправить. А потом – чтобы привыкнуть, что та прогулка в Ницце, по холму Шато, - ты ведь помнил, что это моё самое любимое место в городе, - была последней. И когда мы сидели на набережной, свесив ноги вниз, в обнимку, чтобы согреться на холодном майском ветру, и смотрели, как отплывает жёлтый паром на Корсику, - оба мы знали, что это было в последний раз.
Ты из тех людей, которые оставляют след в душе. Можно жить без тебя. Забыть невозможно. Можно просто привыкнуть, что тебя невозможно вернуть, и жизнь продолжается. Возможно, так кажется только мне. Или всему миру. Кажется невероятным, что слова «нам надо расстаться» произнесла именно я. И что ты, ждавший этого, и мучавшийся от того, что сам не мог на них решиться, отшатнулся, будто от удара.
Я была уже не нужна тебе. А ты заслонял собой весь остальной мир. Мы были как переливающиеся близнецы – странное явление природы, при котором между младенцами в утробе существует общая вена, и один из них в конце концов поглощает другого. Необходимо было порвать эту связь (вот, музыкальный центр, настроившийся на мои мысли, уже поёт голосом Грегори “Le lien”…), пока ты полностью не поглотил меня.
Никто не говорил, что будет легко. Никто не говорил, что не будет сожалений. Но с каким облегчением ты покинул наш бывший общий дом. И с каким облегчением я наблюдала в окно, как ты размещаешь в багажнике чемоданы.
Что было бы невыносимо – расспросы и жалость друзей. Как хорошо, что у нас их было немного, и все они раскиданы по разным концам света.
Звонит домофон, и говорит твоим голосом, чтобы я спустилась к почтовому ящику. Там ключи, вложенные в конверт. Но когда я спускаюсь к ящику, ты тоже там. Ты говоришь, что я опять оставила дверь в квартиру открытой – мы жили с тобой на третьем этаже, и сейчас ты слышишь, как доносится оттуда “Tous les cris les S.O.S.”, и что я должна перестать быть такой беспечной. Мне очень хочется сказать, что это уже не твоё дело, но я просто позволяю обнять себя и прижать крепко-крепко, жестом прощания человека, которому «очень жаль», и для которого я хотя бы какое-то время что-то значила, и который тоже не собирается делать вид, что меня никогда не существовало.
А потом я, с ключами в руках, поднимаюсь наверх.
И закрываю дверь.

@музыка: Patrick Fiori - Perdu connaissance (спасибо за вдохновение)

@настроение: тре не романтик

@темы: рассказы, зарисовки

12:17 

На кончиках пальцев. 19.06.2010.

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Не смотрите на то, как люди сжимают друг друга в объятиях. Не смотрите на их поцелуи. Не смотрите на то, как они не отводят глаз друг от друга.
Если хотите понять, действительно ли два человека любят друг друга – посмотрите на их руки.
Бывает любовь безмолвная, безгласная, самая сильная. Шекспир сказал: «Люблю. Люблю – но реже говорю об этом. Люблю нежней – но не для многих глаз. Торгует чувством тот, кто перед светом всю душу выставляет напоказ». Мы слишком много говорим о любви. Слишком много смотрим и слушаем о ней, поём, пишем. Слишком часто её придумываем, лишь бы не выделяться из толпы. Лишь бы не вызывать жалость.
Истинную любовь выдают лишь наши руки. Мы любим тайно, и потому боимся прикоснуться к любимому человеку, потому что даже глаза не предадут нас, а руки – моментально. Мы любим взаимно, и руки наши передают это, соприкасаясь. Только у любящих людей, непроизвольно, кончики пальцев поглаживают руку любимого человека. Это можно сразу увидеть: вот, вроде бы, влюбленная пара, идет, держась за руки – но кисти неподвижные, «мертвые», люди идут так, словно их сцепили кандалами. И рядом, другие, вроде бы никаких таких особых отношений нет. Но его пальцы касаются её плеча, откидывают с него прядь волос, она даже этого не замечает, для неё привычен этот дружеский жест, она не видит его особого смысла. А он не видит, насколько предают его руки. Кончики пальцев словно прикасаются к тающей снежинке, не принимая правил игры, придуманной их обладателем.
В конце концов, разве это не естественно?
Мы рождаемся, и еще ничего в этом мире не видим. Но мы уже чувствуем бессознательную любовь к тому теплому, родному, что кормит и защищает нас. Мы передаем эту любовь единственным доступным нам способом – цепляемся руками. И сами, спустя много лет, точно так же прикасаемся к нашим детям, потому что этот способ передать им нашу любовь – единственный, который они поймут, даже будучи несколько дней от роду. Мы растем, нас держат за руку, мы держим за руку, и мы никогда не дадим руки неприятному, чужому человеку, не впустим его в наше особое личное пространство. Сколько чувств, эмоций, душевных метаний мы передаем через руки. Сколько тел стискиваем до боли, пытаясь слиться с ними насовсем, в порыве страсти. Сколько других рук сжимаем, когда нам больно или страшно, - или когда надо успокоить того, кому больно и страшно. Есть люди, которые всю жизнь живут «на кончиках пальцев». Те, то навсегда обречены жить в темноте, - и только пальцами они способны читать, познавать, ласкать, видеть родные лица.
Расставаясь навсегда, обнимайте, целуйте, плачьте, - но только не держитесь за руки.
Иначе сил совсем не будет.
Иначе, чтобы отпустить друг друга, придется сломать эти пальцы, потому что они не позволят вам отпустить друг друга.
Это их объятие сильнее всех ваших разумных доводов, всех ваших объяснений, резонов, сильнее всех тех нелепых слов, что вы говорите друг другу, пытаясь оправдать ужасную глупость - ваше расставание.
Конечно, если вы друг друга любите.
Любовь живет на кончиках пальцев. Я в это верю.

@музыка: Amel Bent - Ou je vais

@настроение: не спрашивайте, где я взяла такую траву

@темы: рассказы, зарисовки

03:04 

lock Доступ к записи ограничен

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:31 

Темные глаза, светлый взгляд. 08.03.09.

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Это - перевод с испанского моей собственной новеллы "Ojos negros mirada clara". Что в переводе - игра слов, "черные глаза ясный взгляд" или "светлый взгляд" - таковы особенности языка.
У меня было плохое 8 Марта. Хотя я и изо всех сил постаралась устроить себе праздник - поехала в Москву развеяться и посмотреть кино. Кино называлось El Pasado - "Прошлое", в главной роли - мой обожаемый Гаэль с его несравненными кошачьими глазами и бархатными ягодицами. Но фильм ужасен - точнее, ужасен сюжет, ибо невменяемые от любви женщины - это противно и страшно. Расставаясь, уходи навсегда. Не удерживай и не цепляйся за прошлое. Можно привязать к себе, но заставить заново полюбить... нет, это невозможно. Заново влюбиться - это вообще нонсенс. Чувства либо уходят, либо просто охладевают на время (но никуда не деваются). Когда их больше нет, это НАДО принять. Возвращенный насильно мужчина - это тоже печально и противно.
После кино я и вспомнила об этой новелле.
А потом был звонок, на который я не хотела отвечать и не ответила, и случайно разбилась моя любимая чашка - из Барселоны...


Такое бывает иногда, и по закону жанра всегда происходит неожиданно.
Она сидела напротив него в метро. На той скамейке напротив было пять женщин, его мысли витали где-то совсем далеко, и... если бы это был любовный роман, тут последовало бы "их глаза неожиданно встретились, между ними проскочила искра". Но это было банальное утро в метро, и она на него даже не посмотрела. читать дальше

@темы: зарисовки, переводы, рассказы

00:42 

lock Доступ к записи ограничен

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:33 

Состояние нелюбви. 14.10.2008

Celle qui vient eclaircir le ciel...

Получился некий рассказик в духе "Космополитен". С героиней схожи, но она - точно не я :)


В моей жизни больше нет любви.
Осознание этого пришло как-то внезапно и беспричинно. Я просто проснулась утром и поняла, что больше никого не люблю.
Любить родственников и друзей - это совсем другое. Я лежала, обнимая уютного плюшевого пса, который делил со мной постель на протяжении уже более десяти лет, подогнув коленки, сонно щурясь на серый неприглядный день, лениво вползающий в комнату, и на душе было легко и пусто. Утренний душ, поющий чайник на кухне, шарканье тапками по полу - набившая оскомину рутина. Еще вчера утром я машинально проделывала все то же самое, не замечая, что я делаю, потому что разум был занят выстраиванием каких-то сложных расчетов, запутанных психологических операций. Еще вчера душу придавливало камнем ощущение какой-то значимости бытия. Я с шестнадцати лет пребывала в состоянии перманентной влюбленности. Менялся лишь объект - актер, певец, одноклассник, однокурсник, первый муж, вратарь бразильской сборной по футболу... Любить кого-то было естественно. Видеть свой мир в виде алого экрана с причудливым узором по краям и одной центральной фигурой по центру - было моим способом жить.
С экрана убрали главного героя. Не пропустив даже субтитров, которые обычно проходят в конце каждого эпизода и объясняют, почему случилась замена актера. Весь этот день, не длинный и не короткий, самый обычный рабочий день, я ждала, что это был только утренний порыв, возможно, приступ душевной усталости. Когда-то же сердцу должно было надоесть растрачивать себя, и оно должно было взять перерыв. Отдышаться и съесть КитКат.
На третий день я поняла, что мне нравится состояние нелюбви. Единственное неудобство состояло в том, что больше не о ком было думать перед сном. Раньше под эти мысли хорошо засыпалось - пять минут мечтаний и отбой. А еще я огляделась вокруг и поняла, что мне надоела моя работа. За личными переживаниями она казалось всего лишь мелкой досадной неприятностью, которую надо терпеть, чтобы получить два раза в месяц некую сумму денег. Я сменила работу. Потеряла в деньгах, - но новая нравилась гораздо больше.
Узор по краям экрана разрастался, потихоньку заполняя пустое место в середине. Последний герой моего романа, оставленный вместе с бывшей работой, проявлял некоторое беспокойство и стучал в аську. Я болтала с ним ни о чем, ровным счетом ничего не ощущая. Когда состоянию нелюбви исполнилось полгода, я завела в своем блоге линейку «НЕ влюблена уже...лет ...месяцев ... дней». Для смеху влепила фон из сердечек, хотя раньше терпеть не могла всю эту розово-слюнявую тематику.
За год состояния нелюбви наслушалась всех степеней бреда от подруг и родственников. В зависимости от сроков близости ПМС смеялась, раздражалась или попросту игнорировала их кудахтанье. На два года я купила тортик и бутылку шампанского, и угостила коллег, не упоминая о поводе.
Состояние оставалось все тем же - легко и спокойно. Я подумала об этом и пришла к выводу, что, наверное, у каждого человека есть строго отмеренный запас способности влюбляться. И у меня он просто кончился. Странно, но никакой грусти при обдумывании этой мысли я не испытала. Сразу вслед за ней пришла мысль, что надо залезть на сайт и выбрать отель для предстоящего отпуска.
Я наконец пошла учиться в автошколу и на курсы итальянского. Подруги говорили, что это «сублимация». Мне было все равно: сублимацией называется явление, когда человек остро хочет чего-то, но не может получить, и создает себе это искусственно. Ну, например, никак не может вырваться в отпуск, и потому обвешивает квартиру плакатами с морем и пальмами. Я не хотела опять влюбиться. Представила себе «то» состояние, попробовала вызвать его искусственно - и поняла, что не хочу. Не сейчас. Может, потом захочу. Может, я просто неправильно влюблялась, и сейчас жизнь дает мне шанс набраться сил перед тем, как влюбиться «правильно». Сразу и насовсем.
У некоторых людей на свете нет «половинки» - потому что они сами по себе единое целое. А они изводят себя, разыскивая то, чего нет в природе, просто потому, что кто-то сказал, что «так правильно».
Через три месяца после того, как состоянию нелюбви исполнилось три года, мне исполнилось тридцать.
Принимая звонки и электронные письма с поздравлениями, я нащупала вдруг краем мозга мысль, которую за три года как-то не видела.
Это не состояние нелюбви. Это состояние любви большей, чем просто любовь к одному человеку. Любовь к второстепенным персонажам вытеснила главного героя. Ничего, бывает. Есть фильмы, в которых ни у кого нет главной роли, потому что важны все. И не надо ничего с этим делать до тех пор, пока тебе хорошо. Пока есть о чем думать, засыпая. И видеть во сне моря и двойные радуги, которые кто-то так и считает до сих пор "сублимацией".

@музыка: Manolo Garcia - Andar es un sencillo vaiven

@настроение: пост-деньрожденческое, но уж точно не депрессивное

@темы: зарисовки, рассказы

13:57 

Дороги. 30.09.2008

Celle qui vient eclaircir le ciel...

Подняться, выбросить яблочный огрызок в ведро. Я не люблю яблоки, но неожиданно захотелось - большое, красное, кисловатое.
Я улетаю в семь утра 19 октября, ровно через неделю после дня рождения. Есть только одно место на земле, где я чувствую себя всегда хорошо и спокойно. Там, над облаками. Где фиолетовое небо и ослепительно белое солнце. Где можно прижаться носом к стеклу и смотреть на облачное море. Где улыбчивый стюард-красавец, не говорящий по-русски, подает мне маленькую бутылочку белого вина (сэ гратюит, мадам). Где мысль о том, что ты летишь на огромной скорости в город, который любишь, опьяняет больше вина.
Я всю жизнь в дороге.
Стук колес поезда. Мне семь лет. На подъезде к вокзалу Феодосии уже видно море. Вопль восторга. Долгая пыльная белая дорога с высохшей травой, обвешанной улитками, и вот оно, синее, бескрайнее, родное. Почему мне не дано было родиться у моря?
Ночные дороги. Автобус, где погашен свет, быстро и мягко мчится по шоссе. Позади остаются манящие незнакомые города: Кельн, Мюнхен... Лион, Страсбург... Сен Мигель, Аранхуэс... Я проехала половину Европы на автобусах. Полуночные прогулки по Мадриду, мы пролезаем под тяжелой железной цепью в закрытый на ночь королевский дворец, хихикая, метаемся в сторону при виде каждой тени - вдруг полицейский? Два часа ночи, мы почти бежим по Мадриду, уворачиваясь от поливальщиков улиц. Я пою что-то из Пералеса. Мне двадцать лет. Лабиринты мадридских улиц - это тоже дороги.
Дороги домой, ежедневные, не столь романтичные. Но погашен свет, автобус мягко катит по шоссе, в ушах звучит сборник "Кадена Диаль", и я снова не здесь. Прижавшись лбом к стеклу, в собственных мыслях, наблюдая за мелькающими огнями, изученными до последней черточки за шестнадцать лет.
Я не могу жить без дорог. Аэропорты, вокзалы - мой второй дом. Только так я чувствую себя живой. Кем я была в прошлой жизни - цыганкой?
Внизу сигналит такси. Подняться, выбросить яблочный огрызок. В дорогу...


@темы: зарисовки

01:34 

Зеркало. 30.03.07

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Что за бред, за полночь, ранней весной сидеть с распахнутыми окнами, простуженной, но еще не ощущая этого, и рисовать на мониторе в обычном "пейнтбрэше" чье-то лицо?
За контурами лица начинает проступать город. Серые набережные, высокие шпили, ивовые ветки с первыми листьями, хлещущие по серому камню, небо начинает наливаться холодной пронзительной синевой, белый солнечный диск, плывущий куда-то небольшой кораблик, река, широкая, бурлящая, с волнами зелено-бурого цвета. Лицо обретает краски и жизнь, кожа нежного светлого оттенка, глаза ореховые, затемненные ресницами, волосы наливаются медью и золотом, вспыхивают в лучах яркого солнца. Глаза темнеют, наливаются глубоким шоколадным оттенком, улыбка вспыхивает на лице, едва заметные ямочки, слегка неровные белые зубы.
- Как ты там жива?
- Барахтаюсь... Ты как?
- Нормально. Ты совсем не умеешь врать. Даже чтобы сказать банальное "в порядке".
- Угу, не умею.
Город меняется, словно картинка смещается, возникает сахарно-белый мост, вспыхивают на солнце золотые украшения. Глаза опять становятся светлыми, чуть зеленоватыми, когда она подставляет лицо солнцу. За мостом смутной тенью возникает контур какой-то высокой металлической конструкции.
- Когда ты приедешь?
- Не скоро...
- Почему бы тебе не приехать? Я покажу тебе город. И реку.
- Не могу. У меня совсем нет времени. И денег. Я не принадлежу себе.
Мост надвигается, мелькает, серой тенью, остается позади, странная металлическая башня все отчетливей. Разговор без слов, плеск воды, крики чаек.
- Я была тобой. Почему теперь я здесь, а ты там?
- Ты была моей душой. Я оставила тебя там, где ты хотела остаться.
- Ты приезжай, приезжай быстрее... Я так боюсь, что ты обо мне забудешь. И я исчезну.
Лицо с экрана улыбается, уже слегка печально. А теперь погасить экран. И не травить душу...

@музыка: Chimene Badi - Mot a mot

@настроение: больное

@темы: зарисовки

23:37 

lock Доступ к записи ограничен

Celle qui vient eclaircir le ciel...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Бегство от реальности

главная