Chrysalide
Celle qui vient eclaircir le ciel...
- Аккуратней с ножичком! Смотри, не поранься!
Голос у говорящего был хриплым, он слегка картавил и произносил слова с каким-то непонятным акцентом, но уже сам факт наличия человеческой речи в темной пещере, где свет факела едва мог помочь различить что-то на расстоянии пары шагов, заставил принца подскочить на месте. В этой обители чудовища он ожидал рёва, рыка, огненных струй, удара из-за угла – чего угодно, только не банальной, донельзя обыденной насмешки. В пещере жил дракон. И, как любой порядочный рыцарь, принц пришел сражаться с драконом.
В течение нескольких веков чудовище терроризировало земли королевства: два раза в год ему в жертву приносили сундуки с золотом и драгоценностями, и, разумеется, самых красивых девушек. Когда принц был маленьким, он не мог понять, зачем дракону золото, если он ничего не покупает (ведь никто никогда не видел дракона на базаре?), и тем более зачем ему красивые девушки. Последний вопрос занимал принца и тогда, когда он стал уже взрослым – некоторые познания в анатомии драконов и людей позволяли ему понять, что девушек чудище могло разве что есть, но чем на вкус красивая девушка лучше некрасивой (особенно если некрасивая – толстушка, в которой больше мяса), юноша понять так и не мог. Так было заведено, и точка – такой ответ дал бы каждый в королевстве, если бы ему задали этот вопрос. Никто не знал и не понимал мотивов дракона. Только смельчаки, которые периодически отправлялись на бой с чудовищем, могли бы рассказать что-то о нём – но ещё ни один из них, включая короля-отца в былые времена, назад не вернулся…
Именно месть за отца была основной причиной того, что семнадцатилетний принц, с детства готовивший себя к бою с драконом, стоял сейчас посреди темной пещеры, сжимая в одной мгновенно вспотевшей ладони факел, в другой - фамильный меч наголо. Растерянный, чувствуя противную дрожь в коленях, обескураженный звуками человеческого голоса, юноша просто не знал, что ему делать дальше. Он шагнул назад, опуская меч, и вытянул вперед руку с факелом, пытаясь разглядеть, кто говорил с ним только что. Но пещера была слишком большой и слишком глубокой, чтобы один маленький факел мог рассеять царившую в ней темноту.
- Может, вот так будет лучше? – произнес тот же голос, и горячий ветер пронесся над головой принца. Во мгновение ока пещера осветилась, несколько десятков факелов, прикрепленных к её стенам, зажглись одновременно – переход от тьмы к свету был настолько внезапным и резким, что принц на несколько мгновений ослеп. Фамильный меч со звоном покатился по полу – юноша выронил и его, и факел, инстинктивно вскинув руки к глазам.
Когда зрение вернулось к нему, принц пожалел о том, что пещера больше не погружена во тьму. Он никогда не видел живого дракона – только на картинках. Огромная рептилия, покрытая бронзовой чешуей, возлежала в самом центре пещеры, разглядывая принца в упор. Дракон был невероятно огромным. Один только его коготь был того же размера в длину, что и весь юноша; его глаза были бездонными золотистыми озерами, а взгляд их показался остолбеневшему принцу мудрым и …неожиданно печальным. Чудовище демонстрировало полное спокойствие и отсутствие агрессии - оно не двинулось с места даже когда принц, преодолев первый испуг, метнулся к своему мечу, поднял его и занял боевую позицию. Несмотря на всю безнадежность ситуации - жалкий маленький человек против огромного зверя – принц не собирался отступать.
- Такой молодой… Кто ты? Очередной рыцарь? – раздался всё тот же голос. Никого, кроме принца и дракона, в пещере не было, но юноша всё же никак не мог поверить, что с ним говорит чудовище. Дракон даже не раскрывал пасть, как он мог что-то сказать?
- Может, опустишь ненадолго оружие? Ты же видишь, я не намерен драться с тобой. Давай поговорим немного? Очень давно в этой пещере не было людей. Я соскучился по разговорам. Кто ты? Как тебя зовут? Какого ты рода?
Всё происходящее казалось принцу бредовым сном.
В легендах, сказаниях, преданиях всё было просто. Приезжал рыцарь, сражался с драконом, побеждал его, и получал благодарность народа и любовь прекрасной дамы. Или не побеждал, и тогда его хоронили с почестями, а прекрасная дама рыдала на могиле. Но никогда и нигде не упоминалось, чтобы рыцарь и дракон разговаривали. Если между ними и велись какие-то диалоги, то они звучали примерно как «я убью тебя, чудовище!» и «хррршшшшшаррррргхххх!!»
- Я…принц… - сказал он, чувствуя себя очень глупо.
Взгляд дракона оживился, он приподнял голову и внимательней посмотрел на молодого человека.
- Принц? Настоящий? Хмм. Я не думал, что они зайдут так далеко. Я ошибался.
- О чем ты?
Некоторое время дракон молчал, а потом спросил:
- Ты ведь пришел сюда убить меня, не так ли?
Чувствуя себя полным идиотом, принц молча кивнул.
- Ну да, ну да… - дракон теперь словно говорил сам с собой. – Если уж был король, чему удивляться…
При упоминании короля-отца принц словно очнулся от гипноза. Он же пришел отомстить! А вместо этого ведет светские беседы с чудовищем, хладнокровно убившим его отца. Принц резко бросился вперед, намереваясь нанести колющий удар мечом прямо в один из золотистых глаз-озер, но сильный порыв теплого ветра сбил его с ног и отнес к противоположной стене пещеры.
Дракон поднялся на лапы. Стоя, он казался ещё огромнее. Четырехлапая рептилия с длинным хвостом, клыкастой пастью и острыми спинными гребнями шагнула вперед, и пол пещеры содрогнулся. Принц вскочил на ноги и приготовился защищаться, но вместо нападения дракон снова заговорил.
- Вижу, ты не сильно ушибся. Молодец, у тебя хорошая подготовка. Но лучше не повторяй попытку – я ведь мог и огнем дохнуть. Что за молодежь пошла – сидим, разговариваем, и вдруг они лезут в драку, без причины, без предупреждения?
Принц почувствовал, как комок подступил к горлу – гнев, ярость, ненависть, он и сам не мог сказать, что именно почувствовал после издевательских слов дракона. Без причины??
- Ты правда считаешь, что у меня нет причин ненавидеть тебя? После всего, что ты сделал? – выкрикнул он, тоже делая шаг навстречу чудовищу.
- Я?? Что именно я сделал?? – такое безмерное удивление было в голосе дракона, что принц ещё больше разозлился.
- Ты ещё спрашиваешь? Ты правда хочешь знать?? Ты оставил меня без отца! Ты каждый год разоряешь моё королевство, требуя золота! Ты лишаешь семьи дочерей, а женихов оставляешь без невест, требуя в жертву самых красивых девушек! Зачем тебе золото, если тебе на него нечего купить? Зачем тебе человеческое мясо, если в лесу для тебя полно легкой добычи? Зачем ты убиваешь рыцарей в неравном бою – ты же видишь сразу, что у них нет шансов? Может быть, не золото и не девушки тебе на самом деле нужны – а человеческое горе, может, ты просто наслаждаешься властью, нагоняя на людей страх? Ты чудовище – и удивляешься, за что я хочу тебя убить?
Тяжело дыша, принц сделал ещё один шаг к дракону. Теперь он не чувствовал страха, только ярость. Но громадная рептилия неожиданно отступила и…снова улеглась на пол пещеры. Огромные веки опустились на золотистые глаза, полуприкрыв их, отчего взгляд дракона казался очень грустным.
- Так вот оно что.. Золото. Девушки. Рыцари. Король. А я-то всё гадал, для чего им всё это нужно… Пошли! Ты всё увидишь сам!
Дракон резко поднялся, и одним прыжком оказался около принца. Тот не успел опомниться, как оказался сжат – сильно, но осторожно – мощными когтями одной из передних лап чудовища. Дракон двинулся вперед раньше, чем принц успел что-либо сказать, проворно перемещаясь на трех свободных лапах. Парализованный ужасом, принц молчал. Пахнуло свежим ветром – они приближались к выходу из пещеры. Убежище дракона находилось в горах, принц проделал сложный путь вверх, чтобы приблизиться к нему, и никак не ожидал, что главное испытание ждало его впереди – вырвавшись наружу, дракон расправил огромные крылья и резко прыгнул вниз со скалы. Вопль вырвался из горла принца, дурнота подступила к горлу, он невольно закрыл глаза, чтобы не видеть стремительно уносящуюся вниз землю, но резкий голос дракона заставил его снова открыть их:
- Посмотри вниз, принц!
Принц посмотрел, и увидел, что они летели над обычными возделанными полями.
- Что ты видишь? – спросил дракон.
- Поля…
- Ты знаешь, чьи это поля?
И так как принц отрицательно помотал головой, дракон ответил сам:
- Графа Б. Близкого друга твоего отца. А вон там, вдали, замок – знаешь ты, чей это замок? Герцога Н., тоже близкого друга твоего отца. А сейчас мы пролетим над стадами – весь этот многочисленный скот, который ты увидишь внизу, принадлежит барону Л. Да, признаюсь, иногда я ворую у него корову-другую, когда очень лень охотиться. Но это лишь малая плата за моё молчание.
Принц абсолютно ничего не понимал. Молчание? Плата? Стада? Какое отношение всё это имело к его отцу и к дракону?
- А теперь посмотри на дорогу, принц, - голос дракона был печален.
Принц посмотрел. Несмотря на свой юный возраст, он не был глуп. И он понял.
- Эти люди с вилами… на них крестьянская одежда, но по выправке видно, что они воины… они ждут…?
- Да. Они ждут тебя. На случай, если ты всё-таки будешь возвращаться из моей пещеры.
Дракон развернулся в обратную сторону. От него не исходило неприятного звериного запаха – только запах пыли и металлический запах нагретой чешуи. Они влетели назад в пещеру в молчании.
Около получаса принц сидел и думал около дракона, снова удобно расположившегося в центре пещеры, где камень был продавлен тяжестью его тела, формируя удобное ложе.
- Я очень стар, принц. И всегда было одно и то же. Все эти легенды о драконах, которым нужно золото. Все эти замки и поля, купленные на то самое золото – которое, якобы, было пожертвовано дракону. Все эти рыцари, которые приходили сражаться со мной, которые говорили со мной, и, уходя, встречали на дорогах отряды с вилами. Я никогда не интересовался, что происходит там, у вас. Человеческая раса чужда мне. Я молчал. И те чудовища – настоящие, те, что окружают тебя – в обмен не трогали меня. Они позволяли мне воровать скот, потому что им было это выгодно, это поддерживало миф о кровожадных драконах.
- Значит, мой отец…
- Я не убивал его.
- А девушки… где они?
Если бы дракон мог горько усмехнуться, он сделал бы это.
- Поищи на полях, которые ты видел с неба. Наверняка на них зарыто немало костей. Ты ведь понимаешь, почему дракон требовал в жертву только самых красивых? А какой смысл оставлять их в живых после того, как вдоволь натешился с ними? Они же могут рассказать правду.
Принц поднялся на ноги и в упор взглянул в глаза дракону.
- Почему ты рассказал мне всё это? Почему ты просто не отпустил меня, как делал с остальными, чтобы меня тоже нашла смерть на обратной дороге?
- Не знаю. Может, я стал сентиментальнее в старости. А может, мне стало скучно в этой жизни, и я решил, что ты сможешь что-то изменить, и я ещё имею шанс увидеть мир другим.
- И ты…
Вместо ответа дракон поднялся и протянул принцу лапу, сложив когти ковшом. Очень осторожно.
- Я отнесу тебя домой, принц.
И добавил:
- Тебя ещё ждет впереди множество боёв с подлинными драконами.

@темы: рассказы